Сесилия: гений астрономии, ее украденное открытие и настоящая любовь

Сейчас многие считают, что имя Сесилии Пейн должно быть так же на слуху, как имена Ньютона или Фарадея. Она открыла, из чего состоят звёзды. До неё их считали большими планетами.

В 1976 году, за три года до смерти, госпожа Гапошкина (по мужу) и Пейн (в мире физики и астрономии) получила за свой вклад в науку премию Генри Норриса Рассела. Более ироничной награды и придумать было нельзя: ведь в своё время Рассел прославился работой, которая показывала, что звёзды — это не большие планеты, они состоят из водорода. И эта работа, перевернувшая астрономию и само представление о звёздах — её идея и её выводы — были украдены им у Сесилии Пейн.

В звёзды Пейн влюбилась в девятнадцать. Только что окончилась Первая мировая война. В далёкой России свергли царя и воевали теперь друг с другом. Кругом только и говорили о том, как круто скоро изменится мир перед торжеством науки и прогресса. Сесилия Пейн сходила на лекцию приезжего астронома, профессора Эддингтона, и вернулась домой с настоящим нервным потрясением.

Она больше и думать не могла ни о чём, кроме звёзд. Ей хотелось ими жить.

Для родителей её увлечение, наверное, казалось странноватым. Отец Сесилии был историком, брат пошёл по стопам отца, выбрав археологию. Сесилия же отправилась учиться в Кембридж физике. Семья отказалась оплачивать обучение, но Пейн сумела выиграть стипендию. Правда, когда она блестяще закончила курс в 1923 году, оказалось, что женщинам не выдают дипломов. Люди уже готовились к полётам в космос, авиатрисы покоряли небо и показывали чудеса смелости, в войнах отличилось немало женщин и Мария Кюри была признанным авторитетом и в физике, и в химии — но в Кембридже женщине не давали научную степень.

Сесилия была в ярости. Подумав, она решила ехать в США, где, как ей казалось, было меньше предрассудков. Просто собрала вещи и поехала. Ей удалось найти работу в Гарварде, в обсерватории университета. К 1925 году она написала книгу, которая должна была потрясти научный мир. В этой книге Сесилия доказала, что звёзды состоят не из железа, как считалось ранее, а из водорода и гелия.

Сейчас мы проходим в школе это открытие как аксиому, но в двадцатых физик по имени Генри Норрис Расселл убедил девушку, что, раз её открытия противоречат существующим данным, значит, расчёты просто неверны и научный мир их никогда не примет. Он посоветовал заняться проблемами попроще и поактуальнее.

А через четыре года спокойно опубликовал собственный труд, в котором доказывалось, что звёзды состоят из водорода и гелия, и получил все лавры открывателя.

Генри Норрис Расселл

Книга Пейн, впрочем, вышла в своё время, но из-за Расселла — очень маленьким тиражом. За неё Сесилии дали учёную степень. Но — не гарвардскую, Гарвард женщинам степени не давал (опять! опять!). Пейн получила степень от колледжа Рэдклиффа. Кроме того, женщину не могли (то есть как не могли?!) принять на работу в Гарварде профессором, так что, выполняя после аспирантуры всё ту же работу, что и профессора, Пейн числилась техническим ассистентом своего научного руководителя.

Реалии вокруг были невыносимы. Сесилия с головой ушла в проблематику звёзд-гигантов. Для своей второй книги она обработала столько данных, что её труд стал фактически энциклопедией по астрофизике. Тем временем ей удалось получить американское гражданство, а вскоре — и встретить любовь своей жизни, астрофизика Сергея Гапошкина двумя годами старше.

Биография Гапошкина казалась повестью об авантюристе. Сын каменщика из Евпатории, он в девятнадцать лет оказался в деникинской армии, потом поработал садовником у изгнанного иранского шаха, пока, наконец, не пришёл в астрофизику. В Берлине он закончил Русский научный институт, основанный эмигрантом Стратоновым. Его страстью стала астрофизика.

Сесилия познакомилась с Сергеем в 1933 году, в Германии. Уже через год вышла за него замуж, и не прогадала. Их союз оказался тем же, чем был союз Марии Склодовской и Пьера Кюри.

Они вырастили троих детей и провели много совместных исследований. Как и Пьер Кюри (и в отличие от Эйнштейна), Гапошкин никогда не пытался присвоить себе труд жены, и они выступали соавторами. А ведь многие вначале подозревали, что его брак — не больше, чем расчёт, потому что ради свадьбы Пейн добыла ему американскую визу.

Сесилия Хелена Пейн-Гапошкина

Исследования четы Гапошкиных, длившиеся много лет и для которых было обработано несметное количество данных, помогли лучше разобраться в эволюции Вселенной. Супруги получили за них множество наград. К сожалению, не в первую очередь потому, что на исследованиях стояло не одинокое женское имя, а женское возле мужского. Из-за этого уже Сесилию подозревали в браке по расчёту. А Гапошкины просто любили друг друга и во всём поддерживали…

Мир, тем не менее, очень медленно стал меняться.

В 1948 году, через три года после войны, в которой британские женщины показали себя способными выполнять любую мужскую работу, в Кембридже стали выдавать девушкам дипломы. В 1956 году Пейн стала профессором Гарвардского университета — что означало, наконец-то, нормальную зарплату, поскольку ассистентам полагались копейки. Профессором своего пола в Гарварде она долго оставалась первым.

В 1976 году она получила премию имени Рассела (если пожилые коллеги хотели посмеяться над выскочкой-женщиной, им удалось). В 1979 одна из величайших учёных США умерла, так и не принятая в американскую Национальную академию наук.

История ещё одной учёной, чьими работами пользуются до сих пор — Софья Ковалевская: не слишком фиктивный брак и польская мятежность.

Источник

Добавить комментарий

Красуня