Он меня довел, или Почему современные мамы по-прежнему могут ударить ребенка

фотобанк

Старая школа воспитания приветствовала порку. К телесным наказаниям за неповиновение прибегали практически все родители, а после демонстрации силы и положенных минут в углу (спасибо, если не на гречке) они приступали к объяснениям, почему прибегли к наказанию и как нужно поступать в следующий раз.

Сегодня же популярность набирает идея ненасилия. Ремень считается варварством, злоупотреблением властью и ненужной вещью, которая разрушает доверительные отношения ребенок-родитель.

«Я мама. И никогда не била своего ребенка», – девиз, звучащий отовсюду и характеризующий, как должна взаимодействовать с детьми «хорошая мать».

И мы в совершенстве владеем техникой глубоких расслабляющих вдохов, уже на уровне инстинктов применяем когнитивное реструктурирование, цитируем умные строки из книг по воспитанию, но все равно не выдерживаем и впадаем в полубессознательное состояние, когда силой пытаемся заставить ребенка подчиниться и замолчать.

фотобанк

Как ночь сменяет день, чувство вины после срыва не заставит себя ждать. Раз, второй, третий… когда терпеть уже невмоготу, мы обращаемся за помощью и признаемся в содеянном другим родительницам, таким же, как мы сами. И получаем понимание и прощение.

«Вы не одна такая, кто может по попе шлепнуть»

«По попе ничего сверхужасного не вижу»

«Не вините себя, и не придумывайте кумир идеальной мамы»

«Меня иногда тоже несет»

«Бывает, мы не железные», – такие слова найдутся на каждом форуме под словами: «Я ударила ребенка»

«Ты не виновата, не вини себя», – вынесет общество вердикт. Да только чья тогда вина?

фотобанк

Совесть – единственный наш внутренний индикатор «хорошо» и «плохо». Своеобразный красный флаг, разделяющий, что можно делать и что нельзя. Но сегодня повсеместно распространяется смешивание этих понятий. Появляются те самые «нельзя, но можно» с длинным списком оправдывающих обстоятельств.

Если болит голова, то разрешено быть капризным и неучтивым (а порой и вовсе грубым). Если человек пьян, то ему с легкостью простят многое, что никогда не спустят трезвому. Да что уж там, есть даже понятие убийства в состоянии аффекта!

Но вернемся к нашим матерям и детям. Тут я считаю нужным однозначно определить два момента. Во-первых, я не собираюсь клеймить тех, кто прибегает к наказаниям. Быть родителем непросто, и раздражение идет рука об руку с материнством. Дети закатывают истерики по пустякам, отказываются надевать шапку зимой, наблюдают за тобой в туалете и делают еще много чего, что для них естественно, но чувство гнева в любом случае возникает. А во-вторых, я согласна, что перманентное чувство вины деструктивно. И мать, которую уже заела совесть – главный претендент на разрушенную личность. Но бороться с этим посредством внушения «не вини себя» еще хуже.

В отношениях мать-ребенок участвуют двое. Если вина за срыв лежит не на матери, то неужели ребенок несет ответственность за порку?

фотобанк

С таким подходом рано или поздно порка в качестве наказания перестанет быть чем-то возмутительно ужасным, а легкие шлепки по попе и вовсе станут обыденным делом.

Не нужно бесконечно корить себя за несдержанность, но и отрицать ответственность за случившееся не надо. Истина всегда посередине. Бейте тревогу, стучитесь во все двери, следите за своим эмоциональным состоянием, снимайте напряжение в спортзале и настаивайте на помощи, если чувствуете, что сил уже не хватает. Но до последнего не переходите черту.

Источник

Загрузка ...
Красуня