Любовь стоит царства! История Эдуарда VIII и девушки, которая сделала его счастливым

Принц всю жизнь искал такую женщину. И когда нашел, отказался ради нее от королевского титула.

Про своего старшего сына Эдуарда король Георг V говорил так:

Я умру, и мальчик погубит себя в течение двенадцати месяцев.

Король ошибся. После его смерти мальчик, которому тогда было уже за сорок, себя, наоборот, спас. Он отказался от короны, чтобы быть рядом с женщиной, которую любил он, и которая любила его. Он решил, что не будет королем, потому что больше не мог оставаться «ужасно одиноким человеком».

Семь имен принца

В молодости принц Эдуард Альберт Кристиан Георг Андрей Патрик Давид всей Британии казался довольно легкомысленным человеком. Светские репортеры называли его законодателем мод, образцом для мужчин и мечтой всех дам и судачили о его романах. Это было не очень приличным для наследника короны и самого старшего правнука королевы Виктории по прямой мужской линии, который родился с титулом Высочества. Каждое из его семи имен было частью Истории: Эдуардом звали деда, Альбертом прадеда, Кристианом — прапрадеда, датского короля. А Георг, Андрей, Патрик и Давид — это святые покровители Англии.

Груз такого имени был для принца слишком тяжелым. Ему нравилось последнее, Давид. Самые близкие люди называли его Дэвидом.

Мое детство полно невзгод

Принцу не повезло с родителями. Если бы его спросили, он предпочел бы людей простых; не королевских кровей, но добрых и любящих. Возможно, отец принца король Георг V, просто не знал, как нужно обращаться с детьми, он вообще был довольно невежественным. В Британии про короля Георга ходила шутка:

«Наш король знает все, кроме того, что написано в книгах».

Юность король провел на кадетской службе на крейсере, бесконечно уважал военную муштру, и от детей требовал только беспрекословного послушания.

Мать принца, королева Мария Текская, была настоящей Снежной Королевой, женщиной изо льда. Она, как умела, любила своих подданных, любила свой королевский титул, любила свою шкатулку с драгоценностями — но, кажется, это все. С мужем они ладили отлично, а вот детям не повезло.

А королевские дети, растущие без любви, несчастны так же, как все остальные дети.

До 12 лет принца Эдуарда воспитывали равнодушные к нему гувернантки. Они были чужими и вели себя, как чужие. Родители тоже были чужими, но еще странными и пугающими. При Георге V королевский двор стал строгим и церемонным, принц чувствовал себя во всем этом совершенно лишним. Все эти условности действовали на него подавляюще, эта жизнь казалась какой-то ненастоящей, как театральные декорации.

В дневнике принц написал о своем одиноком детстве всего несколько строк:

«У меня было немного друзей и совсем мало свободы. Не было рядом Гекльберри Финна, чтобы превратить чопорного и робкого английского принца в Тома Сойера. Мое детство было полно невзгод».

Эдуард, его братья и сестра виделись с родителями только за чаем. Каждый день неминуемо наступал этот унылый и даже страшный для детей час: все сидели прямо, никто никогда не улыбался. Однажды кто-то из приближенных не выдержал и сказал королю Георгу:

«Ваше Величество, не слишком ли вы суровы с малышами?»

Георг только хмыкнул:

«Мой отец был запуган своей матерью, я тоже боялся своего отца».

Такой порядок вещей казался ему правильным.

Футбол не для принцев

В 12 лет Эдварда отдали в Осборнскую морскую школу, и там ему жилось не лучше, чем дома. Сошкольники дразнили его за маленький рост и худобу, неуверенность и плаксивость. Промучившись там шесть лет, он поступил в Оксфордский университет.

В Оксфорде у Эдуарда сначала все складывалось удачно, хотя он и жил в отдельных апартаментах с комнатами для камердинера и гувернера, и это не помогало сближению с остальными студентами. И еще он не отличался особенными способностями к учебе, и скоро заработал репутацию глуповатого юноши. Зато он оказался отличным спортсменом, и стал самым лучшим футболистом и игроком в поло во всем Оксфорде. Эдуарду нравилось быть лучшим хоть в чем-то, он радовался своей популярности, но родители считали, что спорт — плебейская забава.

Они все время присылали сыну письма с указаниями: займитесь делом, думайте о будущем, не забывайте, чей вы сын.

Принц никогда не спорил с родителями, особенно с матерью. Он послушно бросил спорт и пристрастился к алкоголю и вечеринкам. Девушки горячо интересовались красивым наследником короны, каждая была бы рада стать его подругой, но он держался с ними с присущей ему мягкой застенчивостью. В Оксфорде спорили о его сексуальной ориентации.

Жить, а не царствовать

Но все дело было, конечно, в другом, и к тому времени Зигмунд Фрейд уже все это объяснил. Эдуарду просто не нужны были красивые, умные, добрые и милые студентки Оксфорда. Ему была нужна любовь холодной и властной зрелой женщины, такой же, как его мать.

И он несколько раз публично говорил, что никогда не женится. Это огорчало короля с королевой, но в глубине души они были уверены, что сумеют продавить сына: подберут ему подходящую невесту королевского происхождения, и он женится как миленький.

Началась первая мировая, Эдвард ушел на фронт. Его отправили в безопасное место, в Италию, и принц впервые открыто взбунтовался:

«Даже если меня убьют — какая разница? У короля есть еще три сына!»

После войны отец отправил принца в большое путешествие — будущий король должен был повидать жизнь. Эдуард объездил полмира, и странное дело: без родительского поводка он очень нравился людям. В нем было какое-то удивительное мягкое обаяние, он был совсем не таким, как его родители; не восковой фигурой в мантии, а живым человеком, а не восковой фигурой. Он был зажатым, мог сказать что-то неуместное, мог поступать неправильно, мог выглядеть смешно… Но он с самого начала хотел жить, а не царствовать.

Ее звали Фрида

Свою первую большую любовь принц встретил, когда ему было 24 года. Фрида Дадли, жена депутата парламента, была на 16 лет старше него. Она была уверенной, смелой, очень и очень умной, настоящей интеллектуалкой. Принц был не то, что влюблен — он был околдован. В 1927 году Фирду и Эдуарда в поезде случайно встретил Черчиль. Он потом сказал, что на принца было жалко смотреть:

«Его любовь так очевидна и нескрываема».

И принц правда вызывал жалость в этих отношениях. Фрида потом вспоминала:

«Он превращался в раба той, кого любил, и во всем от нее зависел».

Этот роман продолжался больше 10 лет. Муж Фриды предпочитал делать вид, что ничего не замечает. Кончилось все так: принц объявил родителям, что женится на Фриде, она не захотела скандала и благоразумно уехала в имение мужа.

Принц был просто уничтожен, королевская чета ликовала: тогда всему королевскому двору казалось, что хуже Фриды, которая уже не могла родить наследника, никого быть не может.

Через какое-то время принц ожил и начал улыбаться. Вскоре он встретил Тельму Фернесс. Она была полной противоположностью интеллектуалки Фриды: глупенькая, очень красивая и очень веселая. Они с Эдуардом встретились в Кении, африканские ночи были переполнены романтикой, и Тельма писала в дневнике:

«Это был наш рай, и лишь мы населяли его. Его объятия были единственной реальностью, его слова любви — единственной моей связью с жизнью».

Все эти любовные приключения принца не были секретом, о них знала вся страна. Но девушек его круга эти романы не пугали. Наоборот, Эдуарда хотелось срочно спасти, расколдовать: ему уже 36 лет, а он все еще холостяк! В принца долго была влюблена Елизавета Боуз-Лайон (будущая мама Елизаветы II). Она два раза отказывала его брату Берти, надеялась, что Эдуард все-таки оценит и полюбит ее. Не дождалась: Эдуард познакомился с бойкой американкой Уоллис Симпсон; вот ее он оценил и полюбил.

«Естественно, она не интересовала, — говорила Уоллис про Елизвету. — Что могла предложить эта глупая девушка такому человеку? Первый приз получила я, а она осталась второй».

Любовь и отречение

Если правда, что у каждого человека есть своя половинка, то Уоллис была половинкой принца. У нее было все, чего так не хватало ему. Она родилась у небогатых родителей, но первые слова, которыми встретил ее этот мир, были:

Посмотрите только, какая красавица!

Отец и отчим обожали девочку, и она росла, уверенная, что в мире для нее полным-полно любви. Уоллис вышла замуж за летчика, и когда оказалось, что у негоалкогольная и наркотическая зависимость, смело от него ушла. В те годы развод был отчаянным шагом и в американском обществе осуждался.

Три года она искала себе нового мужа, а потом вышла замуж за богатого британского бизнесмена по фамилии Сипсон. В Лондоне американку сочли «эксцентричной, но забавной». Ее звали в гости, как экзотическую диковинку, и однажды Уоллис получила приглашение от своей новой приятельницы Тельмы Фернесс: там она впервые увидела принца.

История их знакомства хорошо известна: Принц спросил что-то вежливое про британский климат, Уоллис фыркнула, он мог бы придумать что-нибудь и пооригинальнее. Посмотрела на него с нескрываемым разочарованием и ушла, оставив его раздосадованным и крайне заинтересованным.

Так начался этот роман. Мистер Симпсон просил жену об одном: по возможности, не афишировать эти отношения. Но, конечно, Эдуарду и его девушке ничего не удалось скрывать. Они стали главными героями лондонской светской хроники, «принц Эдуард и его близкий друг миссис Уоллис Симпсон».

Мой близкий друг

Принц и Уоллис были счастливы пять лет, а потом умер король Георг V. Эдуард стал королем, и ему требовалась королева. Уоллис, конечно, на эту роль не годилась, она была разведенной, она была замужем, она была американкой и она была католичкой. Англичане просто не стали бы терпеть такую королеву, об этом нечего было и думать!

Но Эдуард думал. И ладно бы думал — говорил. На первый официальный обед он пригласил Уоллис, а ее мужа — нет, не пригласил. Премьер-министр привык, что Эдуард прислушивается к чужим советам и не умеет говорить нет. Он твердо сказал, что это неприлично. Эдуард в ответ улыбнулся:

«Эта леди — мой друг, и я желаю, чтобы она бывала у меня не с черного хода, а вполне открыто. В конце концов, рано или поздно мой премьер-министр должен оказаться за одним столом с моей женой».

Уоллис любила Эдуарда и не хотела, чтобы он лишался короны из-за нее. Она была любовницей короля, и она согласна быть любовницей женатого короля. Но он говорил, что

«не хочет быть королем без меня и что, если я уйду, он пойдет за мной следом, и будет там, где буду я. Что я могла сделать?»

Король впервые в жизни вообще никого не слушал. Он осыпал любимую бриллиантами, он открыто встречался с ней, а потом и вовсе пошел к мистеру Симпсону и попросил руки его жены. А 10 декабря 1936 года обратился к нации по радио и официально объявил, что отрекается от престола.

«Я потратил очень много времени на поиски женщины, которую хотел бы назвать своей женой.

Без нее я был ужасно одиноким человеком.

С ней я обрету все то, что может дать семейная жизнь, — домашний очаг, взаимную симпатию и понимание».

Пожалуй, это было самое потрясающее из всего, что когда-либо говорили короли!

Вы бы отказались от королевского титула ряди настоящей любви? да 0% нет 0%

«Я, Эдуард VIII, король Великобритании, Ирландии и британских доминионов, император Индии, настоящим заявляю о своем твердом и окончательном решении отречься от престола и выражаю желание, чтобы акт этот вступил в действие немедленно…».

Люди просто не верили своим ушам!

«Я не нахожу возможным нести тяжелое бремя ответственности и должным образом выполнять свои королевские обязанности без помощи и поддержки той, которую люблю».

Долго и счастливо

Эта история похожа на сказку, и у этой сказки счастливый конец. Уоллис развелась с мистером Симпсоном (мистер Симпсон смиренно признал, что виноват он сам — изменял жене), а потом они с Эдуардом поженились и прожили 35 прекрасных лет.

Эдуард ни разу не пожалел о своем выборе. Уоллис заботилась о муже, следила, чтобы он всегда был здоров и весел. Она часто обнимала его, говорила, что он молодец и самый лучший мужчина на свете.

Он получил любовь, а что он потерял? Корону? Вы серьезно? Корону, ну и умора. По сравнению с тем, что он получил, это сущая ерунда!

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Женский мир