Испытание политикой, любовью и ребенком. Судьба Ирины Хакамады

Вся страна знает ее как железную леди, настоящего политического лидера с самурайским характером. Однако параллельно с политической карьерой у Хакамады бурно развивалась и личная жизнь.

Редакция «Домашнего Очага»

Ирина Муцуовна происходит из древнего рода самураев, проживавших когда-то на севере Японии. Ее отец горячо поддерживал коммунистический режим и после войны попал в плен и остался на Сахалине, где и познакомился с матерью будущей политической звезды. На родине у него осталась супруга, к которой он не мог вернуться, но всегда помогал.

Во многих интервью Ирина вспоминает, что семья ее была бедной: мама преподавала, папа лишь прожив в СССР несколько лет, смог, наконец, несколько слов связать по‑русски. Каждый из родителей занимался поиском пропитания, мама, к тому же, часто болела. Ирина была предоставлена сама себе и росла ребенком замкнутым, болезненно худым и всегда бедно одетым.

Первая революция

Ирина была подростком, когда мама стала болеть все чаще. Чтобы обеспечить ребенку уход и присмотр, отец отправлял ее на несколько смен подряд в пионерские лагеря, где девочка считалась изгоем.

Однако в 14 лет Ирина будто почувствовала в себе бунтарский дух. В лагере плохо кормили, и девочке впервые в жизни удалось повести за собой толпу — объявить вожатым голодовку. Хакамада вспоминает, что ее отряд целыми днями маршировал на плацу, вместо того, чтобы заниматься привычными лагерными делами.

В тот день будущий политический лидер поняла, что действительно может что-то изменить.

Педагоги негодовали, но ничего не могли поделать. Через два дня до голодающего отряда дошли слухи, что питание значительно улучшилось. Они пошли на разведку и — точно! В тот день будущий политический лидер поняла, что действительно может что-то изменить.

Однако прошло много лет, прежде чем скромная до угрюмости Хакамада окончила школу и отправилась поступать в Москву. Умная и начитанная девочка, воспитанная в строгих восточных традициях без труда прошла вступительные испытания в РУДН. Однако после окончания престижного вуза еще несколько лет Хакамада будет нищенствовать.

Первая любовь

Непростое положение не изменило ее планов стать счастливой женой и мамой. И вот советская девушка с необычной внешностью, нахватавшись комплексов в школе, решила выскочить замуж уже в 18. Раз зовут — надо идти. Справедливости ради надо сказать, что Ирина ко всем своим супругам относится с теплотой. Говорит, что каждый брак был отмечен неземной любовью, каждый развод был настоящей трагедией.

В первом браке и совсем юном возрасте у нее появился первый ребенок — сын Даниил. Хакамада вспоминает те времена словами «дремучий совок», рассказывает о нищей жизни в коммуналке «со всеми этими тазами». Кроме того, несмотря на престижный диплом, молодая мама никак не могла устроиться на работу: взяли только сторожем.

В тот период развалилась и семья. Чтобы прокормиться, девушка стала печь вафли и продавать их у метро. Только к 23 годам она встретит своего второго супруга и, как и он, станет заниматься научной деятельностью.

Ирина Злобина

Хакамада вспоминает, что в том браке было много веселья, любви как-то очень много детей: вместе со своим сыном она воспитывала ребенка второго мужа от первого брака, стала для него настоящей мамой.

Она могла бы остаться ничем не примечательной Ириной Злобиной.

За шесть лет совместной жизни второй супруг подарил Ирине много незабываемых моментов и… свою фамилию! Она могла бы остаться ничем не примечательной Ириной Злобиной. Но развод расставил все точки над i. К тому же вернуть необычную фамилию научному работнику и предпринимателю, которым стала Ирина, посоветовали друзья. Звучная Хакамада запоминается куда лучше.

Ни третье, ни четвертое замужество теперь уже не заставило ее попрощаться с папиной фамилией.

«Все мужья мне изменяли»

Третьим супругом умной и стильной Хакамады стал известный предприниматель Дмитрий Сухиненко. По ее признанию, все мужья ей изменяли. И как только в семье начинался разлад, она искала себе занятие — увлеченно работала, начинала «жить сексуально»: выходить в театры, на выставки, в ночные клубы, расширять круг знакомств, заниматься собой и не фиксироваться на происходящем у супруга.

Ирина знала, что муж улетает в Вену: его там ждала любовница.

Вот и в этом браке Хакамада поехала вместе с Сухиненко на Даосский форум, где увлеченно работала. Ирина знала, что муж улетает в Вену: его там ждала любовница. Чтобы жена не скучала, он буквально вручил ее приятелю — предпринимателю Владимиру Сиротинскому.

То знакомство было шапочным. И Владимир, и Ирина лишь запомнили друг друга. По‑настоящему встретились они через год. Когда Хакамада, уже являвшаяся сильным политическим лидером, решила профессионально заняться политикой.

Влюблена

Хакамада рассказывает, что именно Сиротинский вызвался спонсировать ее кампанию и лишь через год, когда первые победы уже были одержаны, будущие супруги признались друг другу во влюбленности.

Ирина рассказывает, что обеспеченный Сиротинский не показывал своего положения: на все встречи приезжал на «жигулях», в потертом «дутике». Проверял «на вшивость» даже ее, видного политика федерального уровня. Лишь когда влюбленные стали жить вместе, у Владимира обнаружилось весьма приличное состояние.

За время президентской кампании Хакамада успела завоевать доверие и показать себя действительно грамотным политиком. А также выйти замуж, договориться с супругом о полной свободе и партнерских отношениях, а также — о том, что они оба хотят совместного ребенка.

Особенный ребенок

Ей было 42, когда появились радостные новости о беременности. Супруги были так счастливы, что даже когда на очередном плановом обследовании им сказали, что ребенок родится с синдромом Дауна, они приняли решение о том, что он должен появиться на свет. Эту любовь Хакамада называла бешеной, Машеньку — долгожданной.

Несколько месяцев Хакамада разрывалась между тяжело болеющей дочерью и политической карьерой.

Вереница вдохновенных счастливых лет закончилась для Ирины тяжелым испытанием. Под конец президентской гонки семилетней Маше поставили страшный диагноз: у девочки обнаружили лейкемию. Несколько месяцев Хакамада разрывалась между тяжело болеющей дочерью и политической карьерой. К счастью, лейкемию удалось победить: врачи «поймали» недуг на ранней стадии. А вот президентом Хакамада так и не стала.

Однако именно Ирину «Time» назвал «политиком XXI века», а еще несколько изданий — «человеком года».

Она официально вышла из политики в 2008 году. Теперь Хакамада работает над собственной линией одежды и ведет антикризисные мастер-классы, гастролируя с ними по СНГ. Она говорит, что занимается любимым делом и с готовностью делится своим личным опытом лидера, женщины и мамы. А слушательницы из всех городов выходят с ее лекций с признанием, что теперь им действительно есть над чем подумать.

Фото: Persona Stars, Instagram

Источник

Загрузка ...
Женский, модный журнал Красуня