А вы ребёночка когда планируете рожать? Почему работодателям есть дело до нашего размножения

Колумнистка «Домашнего очага» Ольга Карчевская начиталась споров о том, нормально ли брать на работу женщин (ведь они же рожают!), и влезла на табуретку.

Читаю бурные обсуждения общепринятой кадровой политики, в которой матка сотрудницы воспринимается как бомба с часовым механизмом: в какой-то (вряд ли подходящий) момент любая матка способна изрыгнуть ребёнка, и плакали тогда работодательские денежки. Время от времени отрываюсь, чтобы взглянуть на календарь — всё ещё без пяти минут 2019 год, ну и вроде мы в не самой отсталой стране живём.

Почему эта риторика всё ещё существует? Почему среди профессиональных компетенций и KPI есть непременный пункт о неиспользовании репродуктивной функции? По какой причине эта функция считается принадлежащей работодателю? Отчего средний работодатель уверен в своём праве ей распоряжаться?

Сексистский стереотип о том, что воспроизводство населения является сферой интересов и ответственности исключительно женщин, напрямую поддерживает неравенство: и pay gap (разрыв в оплате за одну и ту же работу, обусловленный полом), и «стеклянный потолок» (невидимый, но ощущаемый барьер, ограничивающий продвижение женщин по карьерной лестнице), и половую дискриминацию при приёме на работу. Когда декрет станет выбором, не привязанным к полу, и когда примерно половина мужчин будет на пару-тройку лет уходить с работы, чтобы растить своих детей, станут ли рекрутеры интересоваться текущим репродуктивным статусом у соискателей мужского пола?

Представляю себе такое собеседование. Игорь, ваше резюме впечатляет, и вы нам подходите. Но вы сейчас в самом детородном возрасте (который у мужчин практически не ограничен, к слову), вы же сами понимаете… Мы включим в договор пункт о том, что вы перевяжете свои семенные каналы на время работы с нами.

Или: Станислав, вы отличный кандидат, а у вас жена есть? А собираетесь завести? А вдруг она забеременеет, и вы выскочите в декрет? А потом ещё дети вечно болеть будут, а вы половину месяца на больничном будете проводить…

Или: Давид, вы великолепно выполнили тестовое задание, давайте теперь обсудим ваши способы контрацепции. Вы считаете их надёжными? Есть гарантия, что в ближайшую пару лет вы не наденете на себя слинг и не будете жене на работу ребеночка носить грудь пососать?

Если бы мир начал выглядеть так, думаю, многие стандарты были бы мгновенно пересмотрены. И к предохранению бы мужчины начали относиться более ответственно, и ощущения в презервативе у них стали бы сразу «те», и о запрете абортов бы незамедлительно перестали говорить, и бестактных вопросов на собеседованиях бы никто не задавал.

Потому что мужчины — это же настоящие люди, не то что женщины — друзья человека.

И сразу бы нашлись способы сохранять за сотрудником с детьми место, изменив под него условия труда: перевести на удалёнку, оценивать работу по показателям эффективности, а не по отсиженному в офисе времени, и обучать под любой процесс запасного сотрудника, не надеясь на стопроцентную эффективность всё время, потому что люди — они живые, они болеют, устают, впадают в депрессию, да мало ли. Чего только не придумаешь, когда ценность сотрудника измеряется не его способностью вынашивать и рожать — или не делать этого.

Издание VC.ru недавно выкатило пользовательский материал с названием «Как нанять женщину и не облажаться?». Да, глаза вас не обманывают — он прямо так и называется. На условном «Западе» (так обычно говорят, когда имеют в виду цивилизованную страну) за такое любое издание, тем более деловое, распяли бы на репутационном кресте, но не у нас — у нас океан поддержки в комментариях, и, что самое печальное, не только от мужчин. И хотя это не редакционный материал, редакция всё равно несёт ответственность за то, что пользователи публикуют на её платформе, как ни крути. К тому же никто не обязан разбираться какова мера ответственности редакции, воспринимается он вполне себе как подписанный её именем. Как минимум, текст прошёл модерацию и не признан дискриминирующим.

По итогам этого текста половина человечества признана «условно годной» к работе. Ну то есть можно нанять женщину христаради, с барского плеча, на свой страх и риск, аттракцион неслыханной щедрости со стороны эйчара или владельца бизнеса. Но вообще по большому счёту делать этого не стоит. Помним по тикающую матку у неё внутри.

А когда эта злосчастная матка не подкидывает работодателю спиногрызов, она раз в месяц делает женщину неадекватной. Все мы знаем, что от женщины с ПМС можно ожидать чего угодно, она вам вместо работы устроит последний день Помпеи, Апокалипсис и Рагнарёк.

Когда авиакомпания «Победа» анонсировала пилотируемые женщинами рейсы (как будто это нечто сверхъестественное (о, смотрите, у нас за рулём говорящая обезьянка!), комментарии были тоже хм, достойные кисти Босха.

— Я бы не хотела лететь в их смену.

— Пусть указывают при продаже билетов, что экипаж женский, и статистически посчитают, какой рейс пассажиры выберут.
— Предлагаю вообще «Победе» добавить женские самолеты или отделить салон для женщин.
— Мужики не все справляются в экстремальных ситуациях, а тут еще и бабы! Зачем?
— Я, конечно, все понимаю! Но как быть с неконтролируемым импульсом закрыть глаза руками в случае беды?

То есть, женщины-космонавтки никого не смущают, а женщина за штурвалом самолёта — это сразу мывсеумрём. Напомните мне, кстати, какого пола был пилот, направивший пассажирский самолёт в скалу, потому что он хотел покончить жизнь самоубийством, а то я забыла.

Да, часть женщин незадолго до менструации испытывает перепады настроения. Но большинству из них как-то удаётся никого не убить и справляться с рабочими обязанностями — отгулов на «эти дни» у нас в законодательстве не предусмотрено. Но также довольно большая часть женщин не знает, что такое «предменструальный синдром». У меня, например, за день до начала менструации бывает гормонально обусловленная мигрень, которую я купирую таблетками — такая индивидуальная особенность, а вот особых перепадов настроения, как и менструальных болей" у меня нет.

У всех всё по‑разному, обобщать здесь — лишнее. И каждая женщина научается приспосабливаться к своим индивидуальным особенностям — кто-то постоянно принимает оральные контрацептивы, вообще выключая менструацию, кто-то принимает обезболивающие и нормотимики, да способов скомпенсировать «расплату за фертильность» более чем достаточно. И это — совершенно точно вне сферы контроля работодателя, его это вообще не касается. Взрослая женщина сама в состоянии разрулить спецэффекты своего тела.

У мужского организма, кстати, тоже существуют свои циклы, обусловленные колебаниями уровня тестостерона. И, чтобы два раза не вставать, тестостерон не делает мужчин агрессивными. Психотерапевтка Светлана Панина написала об этом так: «Тестостерон не виноват в агрессивном поведении. Он только «топливо», которое делает ярче реакции, позволяющие добиваться желаемых позиций в социуме и привлекательности для потенциальных сексуальных партнеров.

Еще раз — тестостерон это катализатор поведения, а не причина всех зол и бед. Если в обществе сексуально привлекательными считаются агрессивные особи и если именно они имеют больше шансов занимать доминирующее положение, тестостерон будет помогать проявлять агрессию.

Если от потенциального лидера общество будет ждать хорошего образования, а для женщин сексуально привлекательными станут мужчины, встающие по ночам к младенцам и умеюшие играть со своими детьми в настольные игры, тестостерон поможет мужчине хорошо учиться и проявлять заботу».

То есть, по сути дела, мужским поведением управляет мужская гендерная социализация, а тестостерон лишь поддерживает то, что в данный момент в обществе считается «мужским поведением» — это полностью социальный конструкт, как и гендер в целом. Если в автоаварию попала женщина, про неё непременно напишут в новостях «автоледи» (на редкость мерзкое стигматизирующее слово, никогда не употребляющееся в нейтральном значении, эвфемизм для «баба за рулём — обезьяна с гранатой»), но про мужчину никогда не напишут «автоджентельмен», ведь если за рулём был мужчина, его пол внезапно оказывается неважным. Хотя по статистике, женщины куда более аккуратные водители, и в аварии по своей вине попадают значительно реже. Это в чистом виде гендерный стереотип.

Итак, что мы имеем. У людей обоих полов существуют гормональные перепады, влияющие на поведение.

У людей обоих полов могут появиться дети и основная работа по уходу за этими детьми может лечь на плечи человека любого пола, просто в данный момент общество возлагает эту неоплачиваемую и непочётную работу именно на женщин — так проявляется уходящий в прошлое, но всё ещё действующий патриархат.

Если бы мы хотели построить более совершенное общество — общество равных возможностей, то ответственность по уходу за детьми распределялась бы более равномерно, в декрет могли бы пойти или оба родителя сразу, или тот родитель, кому пойти в декрет в данный момент более экономически выгодно или кто к этому больше психологически предрасположен. Существуют как мужчины, обожающие возиться с детьми, так и женщины, для которых это крайне утомительно. Но в нашем социуме первых назовут «каблук», а вторых — «кукушка». Общество указывает женщине, что её место — поближе к кухне и детям, а мужчине — что ему нужно «приносить домой мамонта» (эта фраза, кстати, тоже из мира мифов, потому что люди той эры жили в основном собирательством, охота была делом опциональным, а мамонты в качестве еды появлялись только по «большим национальным праздникам»). Тем не менее всё больше женщин живёт так, как хочется и можется им, а не так, как им предписывает всё вокруг.

Работодателям стоит признать, что до тех пор, пока они не начали брать на работу роботов, их работники будут живыми людьми — болеющими, подверженными скачкам настроения и размножающими, чёрт их дери. И это риски, которые изначально нужно закладывать в кадровый менеджмент.

Ожидать от человека любого пола, что он не свалит через полгода, не заболеет и не уйдёт в декрет — наивно. Юрьев день давно уже был, никто больше не закреплён за барином пожизненно. Человек может уйти не только в декрет, он может просто уйти. И ничего ты с этим не сделаешь.

Анна Иванова на эту тему высказалась так: «Известный факт — пособие женщинам (и мужчинам), находящимся в отпуске по уходу за ребенком, платить не работодатель, платит государство через фонды (известный факт для всех, кроме самих работодателей с их вечным «а мы потом плати»). Но государство зачем-то выдумало лишний гемор — сначала работодатель платит из своих, а потом бюджет ему затраты компенсирует — и это, вроде как, не проблема декретниц, это проблема отсутствующей государевой логики, но вот этот мелкий факт дает каждому владельцу конторки численностью три человека и серыми зарплатами орать «я плачу!».

Второй известный факт — люди увольняются (подчас очень некрасиво и с последствиями для бывших коллег и руководства) гораздо чаще, чем уходят в декрет.

В среднем специалист «сидит на одном месте» два-три года (не берем случаи моногородков, где два завода на весь город, и понятно, что большинство там работают всю жизнь, на одном месте, как японцы), а увольняется неожиданно и резко, в случае же с беременностью хоть есть время подготовится к выпадению сотрудницы из обоймы). Просто декретница имеет минимальные, но гарантии соблюдения своих трудовых прав — а нашего среднестатистического «предпринимателя» просто буквой зю заворачивает от мысли, что он не может творить в своей конторе, что хочет. Это чистая психология по большей части. То же самое — с больничными: нельзя не дать матери болеющего ребенка больничный, это незаконно. У неё есть это право, и работодателя опять корежит».

А ещё есть причины, по которым женщин с детьми трудоустраивать выгоднее. Секс-просветительница Татьяна Никонова пишет: «В телегах «а вот женщины беременеют и уходят с работы, бедный работодатель, это такой удар!» меня одно удивляет: а мужчины никогда не покидают работу, что ли? Если посмотреть на объективную картину, женщин нанимать куда выгоднее:

  1. перед увольнением по собственному желанию любому достаточно отработать две недели, из-за чего эйчары бегают по потолку, а беременная предупреждает за месяцы, можно спокойно подготовиться к ее уходу,
  2. если уход работника подрывает к чертям все планы, значит, менеджмент не очень и не умеет это учитывать, ведь текучка нормальна, дело же житейское — люди болеют, переезжают, соблазняются другими местами работы, переучиваются или находят офис поближе к дому, — то есть уходить будут всегда, и мужчины, и женщины, специалисты вообще предлагают менять работу каждые года три, при этом коэффициент рождаемости в России — 1,78, то есть за всю жизнь среднестатистическая женщина уйдет в декрет 1−2 раза, но и без этого смена работы 5−10 раз в жизни — абсолютно типовая практика, так что «декретницы» статистику не портят, не говоря уж о том, как женщины с детьми держатся за работу,
  3. увольняющиеся уходят навсегда, большинство забеременевших готовы возвращаться, вложения в их обучение не пропадают, то есть это более выгодная инвестиция.

Понятно, что большинство работодателей мечтает о роботах, но мужчины — тоже не роботы, с работы линяют не реже женщин, головной боли отделу кадров приносят не меньше, а в сравнении с декретом — и больше, поэтому идея «именно женщины приносят неудобства» не соответствует действительности. Это просто попытка рационализировать внутренние сексистские убеждения».

Анастасия Красильникова собрала истории женщин, которых дискриминировали при приёме на работу, среди них есть, например, такая: «Пришла на собеседование в агентство и все прошло, как мне казалось хорошо, сказали, что вечером сообщат результаты. Но спустя пять минут как я вышла из офиса мне по шло сообщение о том, что все хорошо, но вы ДЕТОРОДНОГО ВОЗРАСТА и нам потом надо потом просто так платить вам зарплату.

А знаете, что самое эпичное а этом? Я бесплодна».

В сексистских стереотипах по умолчанию заложено, что любая женщина: 1) может родить, 2) хочет родить, 3) гетеросексуальна, 4) практикует пенисовагинальный секс, 5) с рождением ребёнка уйдёт в длительный декрет, 6) в декрете работать не будет, 7) родит непременно до 30 лет, 8) расскажет вам всю правду о своих репродуктивных планах — и так далее.

В реальности же какое-то количество женщин бесплодно, какому-то беременность и роды противопоказаны по медицинским причинам, немало женщин вообще не занимается сексом с мужчинами, а из тех, кто занимается, не все любят проникающий секс — например, у них вагинизм или просто это не приносит никаких приятных ощущений или каждый раз вызывает цистит (то ещё удовольствие). Какое-то количество женщин попросту асексуальны — их не привлекает идея секса в принципе (не напрямую связано с деторождением, разумеется, но, скажем так, снижает риски), или пансексуальны — как вариант, испытывают влечение к транссексуалам, что зачастую не предполагает возможности зачатия. Да, в процентном соотношении таких людей относительно немного, и они «невидимы», но они существуют и никому не обязаны объяснять особенности своей сексуальности, тем более во время деловых переговоров. А ещё отпуск по уходу за ребёнком — не женская прерогатива, взять его может и отец, и всё больше современных отцов так и поступают, особенно в Европе. Кроме того, огромное количество матерей в декрете работает на удалёнке или занимается бизнесом.

Сроки деторождения в современном мире всё больше расширяются, и с развитием медицины и улучшением качества жизни будут продолжать расширяться.

Уже никого не удивишь первенцем в 50 лет, а заморозка яйцеклеток и беременность уже после наступления менопаузы скоро станет такой же рутиной, какой стало ЭКО. Вещь, ещё вчера казавшаяся дикой и маловероятной, сегодня совершенно обычна, как вайфай или распечатка костей для трансплантации на принтере. Само понятие «детородный возраст» уже устарело, а скоро вовсе отомрёт — у него останется только нижняя граница. У современных женщин всё чаще в приоритете карьера, а не «женское счастье был бы милый рядом», они не торопятся с рождением детей до тех пор, пока не получат пару вышек, не добьются ощутимых успехов в профессии (несмотря на ограничения, о которых я здесь пишу), не обзаведутся квартирой и финансовой подушкой. Возможно, они в принципе убежденные чайлдфри и ждут не дождутся 35 лет, когда медицина разрешит им перевязать трубы. А ещё эта практика — задавать такие вопросы на собеседованиях, она совершенно ничего не даёт.

Никто не станет всерьёз делиться планами на свою матку с незнакомыми людьми — вам или скажут то, что вы хотите услышать, или просто пошлют к чёрту — и будут совершенно правы.

Разумеется, человек (любого пола), обременённый детьми, имеет более сложную жизнь в целом, и это может сказываться на работе. Но это его проблемы, как он будет менеджерить баланс между профессионализмом и детьми, и часто это прокачивает множество скиллов: многозадачность, умение быстро переключаться, стрессоустойчивость, конфликт-менеджмент, коммуникативные навыки и множество других, без которых с детьми попросту не выжить. К тому же наличие детей — это дополнительная мотивация для зарабатывания денег, родители зачастую намного более ответственные и лояльные к своей компании сотрудники, потому что больше заинтересованы в финансовой стабильности. А вопрос о планах на деторождение не только бестактный, но и демонстрирующий профессиональную беспомощность нанимателя.

Здоровая кадровая политика (такая, когда сотрудники воспринимаются как живые люди, а не как роботы) — это ответственность работодателя. Когда он понимает, что имеет дело не с антропоморфными машинами с искусственным интеллектом, он закладывает в риски и болезни, и несчастные случаи, и профвыгорание и кучу других переменных — учитывая, что время от времени весь функционал конкретного сотрудника должен будет взять на себя кто-то другой.

Даже в существующем патриархальном раскладе, когда декрет и всё, что связано с детьми — это «женские дела», мужчина — это тоже риск. Мужчина куда чаще женщины может уйти в запой. Может в любой момент неудачно перейти дорогу, полезть в драку или преждевременно умереть — по статистике все эти вещи с мужчинами приключаются чаще. Почему никто на собеседовании не задает вопросы об отношениях с алкоголем, о том, как часто мужчина нарушает ППД или занимается экстремальными видами спорта? Мммм, потому что это его личное дело и никого больше не касается? Бинго, то же самое можно сказать и о беременности.

И на сладкое комментарии по теме из сети:

«Меня иногда злорадный смех берет, когда вижу как работодатели в Швеции кусают локти, но вынуждены брать на работу молодых или потенциальных родителей. Нет, не женщин, а любого пола. Знают что скоро уйдут в декрет, но против закона хрен попрешь. А ведь ничего — все смирились, разработали стратегии по замене и работают нормально».

«Женщина отпрашивается пораньше, чтобы забрать дитё из сада — она клуша и вообще, безответственно относится к работе. Мущина забухал/просто прогулял работу — ну вы его поймите, мужчинам тоже тяжело, и вообще, может быть, его баба довела».

«Еще пару раз слышала мнение, что мужчины более ценные сотрудники, потому что они охотно задерживаются в офисе, пережидая ежевечерний домашний ад с истериками не желающих спать младенцев. Win-win situation».

«Мне один (многодетный) работодатель на собеседовании говорил: «Я считаю, что женщина работать не должна. Женщина должна заниматься домом и детьми». Я в ответ:

«Как вы себе это представляете, если в стране средняя зарплата 31 тысяча рублей. Многие ли мужчины могут содержать и жену, и ребенка?» Ничего не ответил. Как позже выяснилось, у него и не каждый мужчина эту тридцатку зарабатывал.

А на планерках (которые еженедельно проводились в 7 утра!) сидели в основном женщины — и финдир, и руководители розницы, и все ключевые должности — женщины. И среди линейного персонала женщин процентов 70. То есть зарабатывали на то, чтобы его собственная жена сидела дома, другие женщины, но так-то они работать не должны. И работали эти женщины, зная, что официальная зарплата у них — ½ прожиточного минимума (все устроены как бы на полставки). И выплаты по больничному соответственные. Поэтому я с пневмонией предпочитала ходить на работу, чтобы меня табелировали, а не платили по больничному».

«В первый декрет начальник так обиделся, что отсадил меня в каморку метр на метр без окон и изредка скидывал какие-то задания (легкие).
На вторые роды меня увозили с рабочего места, так как я работала до последнего дня. А после родов выяснилось, что они не устроили меня официально и декретные выплаты мне не светят. Полгода переговоров, нервов, угроз прокуратурой и трудовой инспекцией, и они трудоустроили задним числом, а по выплатам сказали — «Как придут на расчетный счет, тогда и выплатим». Когда мои выплаты упали им на р/с — они моими деньгами перекрыли свои текущие расходы».

Какие я вижу выходы из текущего положения вещей.

До тех пор, пока люди будут размножаться половым путём, работодателям стоит планировать работу с учётом этой переменной. Обустраивать в офисах игровые комнаты с бебиситтерами, куда родители смогут приводить своих детей на несколько часов в день, чтобы смочь поработать в коллективе до момента, когда ребенок дорастёт до садика. Переводить какие-то позиции на удалёнку. Создавать корпоративные детские сады, если сотрудников с детьми много — если садик рядом с работой, тогда не придётся уходить на час раньше, чтобы ребёнка забрать из сада. В общем, включить фантазию, ведь всё становится возможным, когда к сотрудникам относишься не как к возобновляемому ресурсу, а как к людям.

Фото: Getty images

Источник

Добавить комментарий

Красуня